cww trust seal

Олег Дарк

возврат к критике

Олег Дарк

Книжная полка Олега Дарка (“Новый Мир”, №7, 2014)

Как всегда, Алекс Тарн работает над известным жанровым материалом. Его романы всегда «фантазии на тему». «Хайм» — виртуальный компьютерный мир; от английского HiM, Хай-ми: «Здравствуй, Я!» В первом приближении это мир, исправляющий то, что принято считать реальностью. В Хайме человек становится тем, кем на самом деле является. Четыре персонажа (формально — пять): Найт («рыцарь»), Трай («попытка»), Постум (можно перевести как «Последыш»; «сын» Найта и Трай), Программер — Создатель виртуального мира. Все это виртуальные прозвища. Исключение — «Она» (без имени), рыхлая некрасивая женщина, нашедшая в Хайме свое зыбкое счастье, себя, то есть Найта, несколько ироничного, молодого, сильного мужчину, готового служить прекрасной даме. Каждому персонажу соответствует прерывистый монолог. Главы-монологи чередуются. «Она» роман начинает, «Она» его и завершает. Ее положение исключительно: как бы ни звучали голоса других персонажей; своего рода сверх-повествователь, этот мир через нее транслируется и видится; почти alter ego автора-мужчины: в Хайме легко меняются и пол, и возраст героев. Оператор, управляющий Трай (здесь операторы называются «снаружистами», принадлежащими внешнему и враждебному миру), — одинокий мужчина, его ребенок умер, а жена покончила с собой; Трай — это его воскресшая жена, которой становится он сам. А «снаружист» «ее» сына Постума — молодая девушка, фотограф, некогда снимавшая Трай (а другого имени у нее/него здесь нет), его жену и новорожденного обреченного сына, а в виртуальном Хайме возвращающая «им» сына. Отношения «снаружистов» с их виртуальными ипостасями сложные, любовь-ненависть, вполне шизофренические. Виртуальный персонаж говорит из «снаружиста»-оператора. Они спорят, перебивают друг друга, меняются местами. Уже не «снаружист» управляет виртуальным персонажем, а тот им. Проблема души и тела. Тело — оболочка, шкурка (почти гностическая точка зрения), ее можно сбросить, не выбранная героем, а навязанная ему. Поэтому смерть «снаружиста» не представляет трагедии. В Хайме персонаж обретает бессмертие. Проблема только в том, что виртуальный персонаж зависит от «снаружиста» и исчезает с его смертью. И значит, нужно просто создать программный клон «снаружиста», чтобы жители Хайма не зависели от внешнего мира. Чем и занят Программер, собравший в своем тайном убежище всех героев. Но вот клоны созданы, и «снаружисты» один за другим умирают, освобождая виртуальные «души». (А внешний мир вмешивается, заговор раскрыт, и героев преследуют — бандиты, полиция). Бежать в Хайм — и лозунг, и программа. Хайм — это убежище, своего рода Рай, где люди освобождаются и от зла, и от смерти. Последним/последней уходит «Она»/Найт, успев запустить в виду преследователей новый мир (нажатием клавиши), кончает с собой — со смертной оболочкой, при этом возвращаясь к «собственному» (очень условному) имени — точно окончательно обретая себя.

Олег Дарк

 

возврат к критике

Copyright © 2022 Алекс Тарн All rights reserved.