Вместо некролога

1917-ый имел несчастье стать годом нескольких революций, одна из которых завершила лавинообразный процесс уничтожения изобразительного искусства: «художник и скульптор» Марсель Дюшан выставил в качестве произведения (под названием «Фонтан») самый обыкновенный писсуар.

С тех пор цивилизация продвинулась еще дальше по пути деградации: «художник и скульптор» Игаль Тумаркин, отправившийся вчера в ад в надежде, что его примут хотя бы туда, не изготавливал писсуары – он БЫЛ писсуаром. Вонючим, нацистским, полным ядовитой мочой ненависти писсуаром. И этот писсуар постоянно выплескивал в беззащитный, оседланный мерзким прогрессизмом мир всевозможные гадости: уродливые ржавые железяки, злобные статейки и фашистские лозунги – к примеру такой: «Когда я вижу харедим, то понимаю нацистов, которые убивали их во время Шоа».

А за это мерзкая прогрессистская шобла, именуемая здесь «культурной элитой», щедро мочилась в Писсуар «авторитетными» призами (включая Государственную Премию Израиля), выгораживала его из уголовных скандалов, осыпала заказами и похвалами. Но, к счастью, приходит срок и писсуарам – даже нацистским. Этот – в отличие от Дюшановского – не попадет в музей, его попросту закопают, и хорошо бы поглубже. Ну а его «творения» постепенно растащат на металлолом, в заслуженную переплавку. Сталь нынче в дефиците – тем более, что за кулисами уже наверняка разминается преемник откинувшегося Писсуара. Святой прогрессистский сортир не терпит пустоты. Боюсь, что на этот раз нам придется столкнуться с «художником и скульптором» еще большего фашистского масштаба – как минимум, с Унитазом.

Бейт-Арье,
август 2021

Copyright © 2022 Алекс Тарн All rights reserved.