Мы пройдем!

возврат к оглавлению

(к 50-летию нашей победы)

В Шестидневную войну в числе многих прочих трофеев было захвачено больше тысячи танков, подаренных нашим заклятым врагам нашими заклятыми друзьями. Танкам Т-54 и Т-55 поменяли движки и (частично) пушки и передали их нашим доблестным танкистам под именами, соответственно, Тиран-4 и Тиран-5. На их бронированные плечи пала впоследствии значительная тяжесть боев Войны Судного дня. Тираны верой и правдой служили аж до 1990 года, после чего часть их переоборудовали в бронетранспортеры (известные в ЦАХАЛе под кличкой «ахзарит»), а остальные были мало-помалу распроданы благодарным странам то ли третьего, то ли тридцать третьего мира. Чтобы уже совсем закончить танковую тему, скажу, что в 1973 году те же заклятые друзья подкинули нам транзитом через Сирию и Египет сотню-другую своих относительно новых танков Т-62 – их тоже в ЦАХАЛе встретили довольно гостеприимно, приняв на вооружение под именем Тиран-6.

Если кто-то спросит, откуда такое название, то это будет именно тот вопрос, которого я с нетерпением жду. Какой конкретно подразумевался тиран? Не Сталин же или Брежнев, в самом-то деле? Первый вурдалак к тому времени не только отбросил копыта (что стало поводом к всенародному трауру местных арабских и еврейских коммунистов), но и был разоблачен как редиска; второй же своей относительной мягкостью не заслуживал подобного звания (максимум тиранчик или даже тираненок, но уж никак не тиран). Тогда кто?

Не кто, а что. Тираном звался (и зовется до сих пор) один из двух островов, расположенных на выходе из Эйлатского залива между Синаем и Саудовской Аравией. Он-то и дал имя близлежащему проливу, а также советско-арабским танкам, успешно конверсированным в израильские.

Утверждается, что некогда, еще в византийские времена, на Тиране был еврейский форпост (не иначе тогдашняя «молодежь холмов»), взимавший таможенный сбор в пользу Константинополя. Но, как говаривал Моше Даян, кто старое помянет, тому глаз вон. После развала Османской империи острова отошли к саудовскому королю, а тот, в свою очередь, передал их (1950) в аренду Египту ради лучшей обороны от сионистских агрессоров. Когда в 1956 году Насер, увлекшись, закрыл Тиранские проливы, это стало одной из главных причин участия Израиля в Синайской кампании. Наголову раздолбав египтян в Синае, наши захватили и острова, но вынуждены были уйти с них под давлением других заклятых друзей – на сей раз американских. При этом Бен-Гурион получил письменные заверения от тогдашнего президента США Эйзенхауэра, что Америка гарантирует (типа, зуб дает) дальнейшую вечную свободу судоходства в проливах.

Однако, когда спустя всего 10 с небольшим лет Насер снова закрыл проливы, американский зуб остался в своей вашингтонской десне, а нам в очередной раз предложили справляться своими силами. И мы, как известно, справились. В ходе победоносной Шестидневной войны острова Тиран и Санафир были освобождены снова, и на сей раз держались у нас аж до 1982 года, пока некий польско-еврейский джентльмен не слил их по одному ему известным причинам. Сейчас слово «Тиран» уже мало что говорит молодым израильтянам, а вот после войны оно было настолько популярным, что этим именем здесь называли детей – не только танки.

Но вернемся в давнее недавнее прошлое, когда никто еще не догадывался, каким будет исход предстоящей войны. А потому период от закрытия проливов в мае 1967-го до, простите за грубость образа, вскрытия арабских задниц в начале июня того же года, известный под названием «период ожидания», был весьма и весьма непрост в чисто моральном отношении. Страшно было. Временами очень.

Тогда-то – сугубо для подъема морали – и была написана песня «Мы пройдем» (слова Йехиэля Моэля на музыку Моше Виленского). Вот ее текст в моем переводе с иврита (за вычетом припева, мало что добавляющего к смыслу). Что тут скажешь – ребята как в воду глядели.

Мы многое прошли, мы погибали, зная,
Что выйдем лишь сильней из всех теснин и ран.
Мы выжили в огне, в Латруне и в Синае,
И мы с тобой пройдём проливами Тиран!

Все стены и стволы, нависшие над нами,
Раздавит наш кулак, повалит наш таран,
И бело-голубым взовьётся наше знамя,
И мы с тобой пройдём проливами Тиран!

И весь народ един от севера до юга,
Поёт припев Эйлат, и подпевает Дан
И нет других дорог, и нет другого друга,
И мы с тобой пройдём проливами Тиран!

Бейт-Арье,
июнь 2017

возврат к оглавлению

Copyright © 2022 Алекс Тарн All rights reserved.