Ответ Е.Н. Понасенкову

Несколько дней назад публицист и историк Евгений Понасенков обратился с прочувствованным и сочувственным воззванием к еврейской общине, призывая осудить, подвергнуть остракизму, отмежеваться от… – поставьте сами нужный глагол – Марка Цукерберга, Евгению Альбац и аналогичных деятелей, чья постыдная роль в нынешнем антидемократическом позоре усугубляется в глазах Понасенкова их принадлежностью к нашей «общине».

Я совершенно солидаризируюсь с Евгением Николаевичем в оценке левого тоталитаризма и его фашистских методов запугивая и подавления инакомыслящих. Мне, как и ему, трудно подобрать слова, чтобы выразить свое презрение и отвращение к угодливым прислужникам левой сволочи любой национальности, уровня достатка и занимаемой должности. С чем я никак не могу согласиться, так это с причислением вышеупомянутых цукербергов-бринов-генисов-альбацев и прочих прибамбацев к «еврейской общине».

Евгений Николаевич, Вы же прекрасно знаете историю. Отчего же повторяете ошибку Михаила Веллера, зачисляющего в евреи тех, кто таковыми не является? Ваше обращение к нам я уподобил бы следующему гипотетическому примеру из относительно недавней истории. Конец 15-го века – это ведь не так давно, правда? Представьте себе видного испанского хрониста и ученого, который обратился бы с испанской еврейской общине с призывом повлиять на непозволительные с его точки зрения действия марранов – потомков евреев, обращенных в христианство в результате насильственных крещений рубежа 14-15 веков.

Что, по-вашему, ответили пока еще уцелевшие представители еврейской общины на призыв унять Маурисио Азукармонте и Эужению Альбацони (тут я, как вы понимаете латинизировал Альбац и Цукерберга)? Для начала, они пришли бы в полное недоумение: почему обращаются именно к ним, к евреям? Ведь речь идет о мешумадах. Вы, Евгений Николаевич, наверняка слышали это слово: мешумад. Но для тех, кому оно незнакомо, я поясню: так на иврите именуют выкрестов, отказавшихся от еврейской веры и еврейской традиции. С точки зрения общины нет худшего преступления. Слово мешумад происходит от корня, означающего полное, тотальное уничтожение. Даже не убийство – от убитого остается труп, остается память. Мешумад означает абсолютное испарение человека, включая жизнь, имя и память о нем.

Марраны с точки зрения еврейской общины были именно таковы. Евреи ненавидели их всем сердцем, и те отплачивали бывшим единоверцам той же монетой. Неслучайно именно из марранов происходили самые отъявленные антисемиты. К примеру, самым эффективным гонителем общины был епископ Павел из Бургоса – выкрест, мешумад. И вот хронист-католик обращается к общине, полагая, что вышеупомянутые Альбацони и Азукармонте имеют какое-то отношение к евреям… Так вот, оправившись от первоначальной оторопи, главы общины ответили бы, что не могут унять этих типов уже хотя бы потому, что приближаться к мешумаду мешает элементарная брезгливость. Делайте с ними, что хотите, – ответили бы раввины. – Эта шваль давно уже принадлежит вам. Мы будем только рады, если они исчезнут с лица земли. Как там у вас принято поступать с преступниками? Жечь на костре? Ну вот. Мы, конечно, не станем подкладывать в костер вязанки хвороста, но и плакать по мешумаду не станет у нас никто.

Вот, Евгений Николаевич, примерно так же я отвечу и вам – с понятными поправками на современность. Мы люди гуманные и в принципе не призываем к крайним мерам. Но поймите: эти мешумады давно уже не принадлежат еврейству, к еврейской общине. Да что далеко ходить: спросите у них самих – кто вы, Марк Прибамбац? Думаете, он скажет: «Я еврей?» Конечно, нет. Он скажет: Я человек! Я приверженец универсальных ценностей! Я гуманист! Я либерал! Я прогрессист! Я американец! Я филантроп! Я демократ! И так далее и тому подобное. Возможно, где-то на тридесятом месте он выдавит из себя, что он еще и джуиш, но это лишь потому, что окружающие пока еще видят в нем такового.

Но упор именно на «пока еще». Мешумады находятся на пути к окончательному уничтожению своего еврейства. Да, это процесс занимает много времени. В Испании прошло несколько веков, прежде чем в марранах перестали видеть евреев. Но ведь перестали! Если копнуть достаточно глубоко, редко в каком португальском и испанском роду не найдется еврейских корней. И что? Они теперь испанцы. Точно то же случится и с Прибамбацами – только дайте им время. Они не хотят быть евреями, а евреи не хотят считать их своими. Это мешумады, Евгений Николаевич, и нет никакого смысла обращаться к «еврейской общине» с призывом повлиять на это дерьмо.

Это дерьмо – не наше. Я бы сказал – берите его себе, но вы ведь тоже не захотите, даже обидитесь и правильно сделаете. Вот вам в заключение простая и очевидная парадигма для ответа на вопрос кто еврей? Просто для того, чтобы не было той путаницы в головах, которую демонстрирует Михаил Веллер со своей недавней книгой и вы со своим недавним обращением.

Еврей – не расовое понятие, еврей – культурное понятие. Евреем можно стать, родившись русским, французом, немцем, бушменом. Для этого достаточно пройти процедуру гиюра. А коли евреем можно стать, то можно и перестать быть им. Мешумады, о которых я так долго говорил выше – прекрасный тому пример. И если мы примем эту простую точку зрения, то все сразу станет на свои места.

В современном мире евреем называется тот, кто ассоциирует себя с еврейской Традицией и с Сионизмом или с чем-то одним из двух этих понятий. Вот так просто. И еврейская Традиция, и Сионизм в корне противоречат левачеству, социализму, коммунизму, фашизму, анархизму, нацизму, прогрессизму и прочим левым холерам. Поэтому нет ничего нелепей, чем приписывать евреям связь с левой мерзостью. Она тесно связана с мешумадами – это так. Но мешумады сами по себе – мерзость, а мерзость к мерзости тянется.

Вот, собственно, и все. Пожелаю вам удачи, Евгений Николаевич, в нашей общей борьбе с левой заразой. И ради Бога, не приписывайте больше нашей общине какую бы то ни было связь с презренными мешумадами.

Бейт-Арье,
январь 2021

Copyright © 2022 Алекс Тарн All rights reserved.