Лариса

возврат к оглавлению

Мужество этой женщины потрясает воображение. Я пробую откопать в памяти аналогии и не могу найти их ни среди личных знакомых, ни в известном мне массиве исторических фактов. Что кажется несомненным, так это утверждение, что на подобное способны только женщины. Мужчина – герой кратковременного усилия, пусть невообразимо тяжелого, чрезвычайно болезненного, отчаянно смелого – но кратковременного. Отважная грудь – на амбразуру, несгибаемое упорство – на дыбу, безоглядная жертвенность – на пользу святого дела… – это да, это возможно – всегда одноразово, коротко, и желательно быстро, чтоб не передумать.

Но чтобы вот так – длительно, десятилетиями брести в одиночку против ураганного ветра злобы и клеветы, против изощренной каверзы властей и ежедневного поношения в прессе, против плевков и комьев грязи, швыряемых в лицо на городских площадях, против опасливого отстранения даже тех, кто втайне сочувствует, против собственного страха за собственных детей, которые волей-неволей обречены на участие во всем вышеперечисленном… – с такой пыткой не справится ни один герой и смельчак. Для этого требуется великое женское умение терпеть, высокое женское искусство смиряться, самоотверженный женский инстинкт защиты слабого – даже когда он уже не младенец, даже если он вышел из чужого чрева.

Трудно понять истоки ее силы, ее мужества, зато легко представить, что говорили о ней, какие мотивы приписывали, в каких словах бесчестили. Филистерскому сознанию больно мириться с красотой и героизмом – оно воспринимает их как вызов своей убогости, своей трусости, своей гулкой внутренней пустоте. Но даже этот поначалу многомиллионный хор, ежегодно подпитываемый и сопровождаемый оркестрами платных и добровольных вралей, мало-помалу смолк в недоумении, потерявшись перед величием ее подвига.

На прошлой неделе я удостоился чести присутствовать на свадьбе – Лариса выдавала замуж дочку. Было много гостей – сотни. Была ослепительно красивая невеста, а рядом с нею – исполненный сознания важности момента жених. Была хупа по всем правилам учения Моше и Исраэля, были поздравления, и всеобщее веселье, и танцы. И было, конечно, очень характерное для свадеб настроение, исходящее обычно от родителей новобрачных: настроение, именуемое на иврите словосочетанием «сгират маагаль» (что означает «замыкание круга, завершение долгого пути»). В данном случае оно чувствовалось особенно остро. Эта чудесная свадьба была победой Ларисы – пусть еще не окончательной, не решающей, не избавляющей ее от множества свинцовых мерзостей, от «сумрака ночи», наставленного на нее «тысячью биноклей на оси», – но тем не менее победой, настоящей и полновесной.

И если уж мы заговорили стихами, то отчего бы не припомнить еще одну весьма подходящую случаю строфу, написанную Натаном Альтерманом 67 лет назад о другой женщине, которой тоже пришлось сражаться с целой Страной (хотя и в куда более щадящих условиях) – сражаться и победить:

Против всех одна – против нас с тобой,
нашей лжи, клеветы и воя –
она билась с нами, но этот бой
был сраженьем за нас с тобою.

(перевод с иврита А.Тарна)

Мазел тов новобрачным! Мазел тов счастливой матери невесты! Сил ей, здоровья и удачи в ее невероятном, длящемся, беспримерном подвиге!

Бейт-Арье,
сентябрь 2016

возврат к оглавлению

Copyright © 2022 Алекс Тарн All rights reserved.