Джокер, бывший Бэтмен

возврат к оглавлению

Фильм «Джокер» (реж. Тодд Филлипс), презентованный всего два с половиной месяца назад на Венецианском фестивале, немедленно взял там главный приз – «Золотого льва», и с тех пор не перестает ссыпать золото и славу в карманы своих создателей. Невзирая на проблематичную категорию (R – restricted, т.е. доступен к просмотру в Америке лишь для зрителей 17+, а тем, кто младше – только в сопровождении взрослых), он уже заработал больше миллиарда и, несомненно, соберет еще полный мешок «оскаров», «пальмовых ветвей» и «медведей». Качество этой ленты и в самом деле выдающееся: великолепный художник, сильная музыка, превосходная режиссура и, конечно, потрясающая актерская работа Хоакина Феникса.

Но, вдобавок ко всему, этот фильм – еще и очень характерное культурное явление, стоящее в одном ряду с постмодернистскими античеловеческими эскападами Ларса Триера, хотя и отличающееся от них полным отсутствием претензии на элитарность. «Джокер» – массовое кино, понятное всем и каждому. В противовес триеровским «Антихристу» и «Меланхолии», где апология аморальности затуманена глубокомысленными речами и вычурной символикой, в «Джокере» поэтика Зла и Разрушения получает защиту по высшему разряду – ясно, четко и во весь голос. Эта лента – манифест массовой антикультуры «оккупаев», анархистов, громил с антиглобалистских хепенингов, подонков из «антифа», бесчинствующего хулиганья из предместий и апостолов постмодернизма, поддерживающих это отребье с университетских кафедр, из телестудий и редакций.

На обложке моей новой книги «Субботний год» – маска Гая Фокса – излюбленный аксессуар вышеупомянутой швали. На всякий случай – для тех, кто еще не в курсе: Гвидо Фокс (Guido Fawkes), звавшийся еще уменьшительным именем Гай (Guy), был одним из заговорщиков, которые намеревались взорвать короля и Парламент в ноябре 1605 года. Он был именно «одним из» – далеко не самым главным, но именно ему выпало остаться в истории. Во-первых, потому, что Фоксу выпало лично зажечь фитиль (в итоге отсыревший порох не взорвался), а, во-вторых, его краткое и звучное прозвище дало затем имя соломенному чучелку, традиционно сжигаемому с тех пор в городах и весях Англии в честь чудесного спасения монарха. Кстати, оттуда же пошло и словечко guy, применяемое сегодня в значении «парень, девушка, приятель». Так что «How are you, guys?» означает ныне вовсе не угрозу быть повешенным, выпотрошенным и четвертованным (к чему, собственно, и были приговорены Фокс и его соратники), а, напротив, весьма приветливое обращение. Но это – этимология слова, к нашей теме отношения не имеющая. В отличие от маски…

Маска Гая Фокса, созданная в начале 80-х годов прошлого века для популярного британского комикса, стала двумя десятилетиями позже символом постмодернистской черни именно потому, что ассоциируется с разрушением основ западной цивилизации, а точнее, с бомбой, заложенной под исполнительные (король) и законодательные (парламент) органы власти. Помните, с каким презрением встречали уолл-стритские, ротшильдовские и прочие «оккупаи» приходящие к ним делегации парламентариев, мэрий и правительств? Им наивно предлагали льготы, послабления и снижение цен, но их интересовало совсем-совсем другое. Что же? Я слышал их ответ на трех языках – английском, иврите и русском, и во всех случаях его смысл был одинаков: «Надо менять систему».

Это и является истинной целью их идеологов-анархистов: смена, вернее, слом Системы, где под «Системой» понимается текущий порядок бытия, сложившийся уклад жизни, основы демократии и законодательства, освященные традицией установления морали и религии, семейные и нравственные ценности, общественные запреты и табу. С точки зрения современных леваков, все это подлежит решительному слому, разрушению, ликвидации. И вандалы в масках Гая Фокса, бьющие витрины на улицах наших городов, – не более чем подспорье главному корпусу разрушителей, действующему абсолютно легальными методами промывки мозгов и устранения инакомыслящих, коими ныне признаются все приверженцы прежнего Порядка.

Систему ломают, ликвидируя традиционную семью путем ввода в норму однополых браков. Систему ломают, поддерживая фашистские принципы евгеники, поощрения абортов и селекции младенцев, включая их узаконенные убийства в первые часы и даже дни после рождения. Систему ломают, меняя значения слов и понятий, что неизбежно приводит и к размыванию моральных императивов. Систему ломают, стирая грани между красотой и уродством, знанием и невежеством, умом и тупостью, талантом и бездарностью, силой и слабостью, добром и злом. Систему ломают, объявляя устаревшими традиционные ценности и внедряя взамен моральный промискуитет т.н. «универсальных ценностей». Систему ломают, загоняя науку в прокрустово ложе заранее подогнанных политкорректных «результатов», а промышленность – в тупик химеры «борьбы с потеплением». Систему ломают, лишая военных эффективных средств в борьбе с самыми отъявленными головорезами и, по сути, защищая последних. Систему ломают, навязывая гомогенному упорядоченному обществу многомиллионную компактную группу чуждых по культуре бездельников – социальную бомбу замедленного действия. Систему ломают, лишая народных избранников власти путем опутывания их липкой сетью политически мотивированных судебных процессов.

Вы, без сомнения, можете добавить еще как минимум столько же направлений, по которым разрушители ведут наступление на нашу цивилизацию. «Надо менять систему»… – откуда это выросло? Ответ прост: залив кровью первую половину ХХ века и потерпев при этом сокрушительное поражение, левые идеологии отказались признать свой провал. Их главный теоретический вывод звучал примерно так: мы проиграли не потому, что наши идеи губительны, а потому, что общество оказалось неготовым их воспринять. Значит, надо сначала разрушить неразумное общество до основанья (прав был «Интернационал»), а уже потом, на обломках…

Именно этот процесс – процесс Разрушения – мы и наблюдаем сейчас. Мне часто задают вопрос: неужели левые сознательно ведут общество к гибели? Быть такого не может… Может, друзья, еще как может. Конечно, вышеприведенной логикой руководствуются не все леваки. Грабители в масках Гая Фокса движимы чаще всего элементарной дикостью и желанием вытащить из витрины навороченный гаджет. Но это ничуть не смущает левых кукловодов. Напротив, теоретики и вдохновители анархистских ассамблей призывают созывать туда самый разношерстный люд – чем пестрей, тем лучше. Дураков используют, хулиганов натравливают, идейно близких вооружают передовой теорией.

Но вернемся к «Джокеру» – фильму, препарирующему историю зарождения/возникновения Зла, олицетворением которого является Джокер. Этот известный персонаж комиксов о Бэтмене, до относительно недавнего времени воспринимался как антигерой. Добавим к вышеприведенному списку: Систему ломают, еще и превращая антигероев в героев. Артур Флек, гениально сыгранный галахическим евреем Хоакином Фениксом, – типичный неудачник, шлемазл, травимый и унижаемый окружающими. Но кто виноват в его невезении, в его несчастье? Само собой, это богачи и власти. Но ограничиться этим могли разве что леваки прошлой эпохи. Нынешние идут намного, намного дальше (помните? – они меняют Систему). Жертвами убийц становятся не только миллионер, его жена и клерки с Уолл-стрит, но и мать-старушка, ведущий ток-шоу, полицейские, социальные работники, лживый коллега-клоун, врач-психолог… – короче, примерно все, случайно или по долгу службы попавшиеся на пути Разрушения.

При этом убийства и разбой лишены какой-либо моральной оценки; собственно, они и происходят-то по причине отрицания/разрушения морали как таковой. Убив, Джокер не испытывает вины – напротив, он чувствует облегчение. Его насильственный болезненный смех не имеет ничего общего с обычной человеческой радостью – по сюжету, это всего лишь результат травмы, нанесенной человеку Системой. Грим Джокера и клоунские маски бесчинствующей толпы деперсонализируют убийц; по городу, сея разрушение и смерть, шагает не человек, не люди, но некий обобщенный Джокер-Разрушитель в гриме и в маске Клоуна или Гая Фокса. Шагает, чтобы сломать Систему.

Согласно классическому комиксу, мальчик Брюс Уэйн, застывший в переулке над трупами застреленных родителей, должен потом вырасти в могучего Бэтмена, заступника обиженных, олицетворение Справедливости и Добра. Но это – в старом комиксе прежней эпохи. В нынешней постмодернистской реальности герою-Бэтмену попросту нет места – оно уже занято. Героем стал бывший Антигерой, а роль Добра исполняет оправданное судом присяжных леваков Зло.

Это всего лишь кино, да? Посмотрели и забыли? Ну-ну. Ужасный Джокер уже здесь, друзья, среди нас. Мирясь с повседневным политкорректным враньем, с наглым отрицанием наших ценностей и прав, соглашаясь на ежедневные моральные уступки ради «высших интересов», прощая предательство и подлость, мы своими руками приближаем его, вооружаем и выпускаем на улицы. Вспомните об этом, когда Разрушение в маске Гая Фокса станет громить витрины вашего города, переворачивать машины в вашем районе и убивать, убивать, убивать. И когда гигантская фигура Джокера, дергаясь в гаерском танце и улыбаясь окровавленным ртом, поднимется над вашим домом, не спрашивайте «почему?»

Вы сами позволили ему вырасти.

Бейт-Арье,
ноябрь 2019


возврат к оглавлению

Copyright © 2022 Алекс Тарн All rights reserved.