Гражданской войны не будет

Разговоры о «правом насилии» – любимый конёк, которого особенно любят седлать левые черти. Эта ложь настолько чудовищна в свете беспрецедентных злодеяний левой идеологии (то есть большевизма, фашизма, нацизма, социализма, маоизма, анархизма, а также «национальных моделей» типа фиделевской Кубы, красно-кхмерской Камбоджи, сандинистского Никарагуа, чавесской Венесуэлы, каддафиевской джамахирии и прочих преступлений левых гоблинов против человечества), что оставляет нормального оппонента с отвисшей челюстью и вытекающей отсюда (помимо слюны) физической невозможностью что-либо возразить.

Левый подлец сначала заковывает нормального человека в цепи тоталитарного диктата, отнимает детей, заработок, достоинство и свободу, топчет его и грабит, а когда ограбленный пробует приподнять руку для минимального протеста, его громогласно определяют в насильники и смертельную угрозу для демократии и прогрессивной гуманности. Вообще, инверсия понятий – не исключение, а правило левого дискурса. С точки зрения нормальности это правило звучит так: «Если левый называет что-то белым, это верный признак, что имеется в виду черное, и наоборот». Левая свобода – это подавление, левая демократия – это диктатура господствующей клики, левая справедливость – это грабеж, левый порядок – это разрушение.

Список преступлений левого насилия в короткой истории Израиля длинен и непрерывно пополняется. Уже самая первая еврейская милиция «Хашомер», созданная социалистами Второй волны алии в 1909 году, действовала методами провокаций и физического насилия против конкурентов (как арабов, так и евреев). Апофеозом ее преступной практики стало гнусное предательство НИЛИ в руки турецких властей.

У меня нет симпатий к заклятому врагу сионизма д-ру Яакову Исраэлю де-Хаану, но факт остается фактом: первое в современной истории Эрец Исраэль политическое убийство было совершено в 1924 году именно социалистами из партии Ахдут ха-Авода. В 30-е годы любое шествие идеологических противников-ревизионистов завершалось нападениями хулиганов из социалистической партии МАПАЙ и ее еще более левых союзников из «Хашомер Хацаир». Бейтаристов избивали дубинками, проламывали головы, ломали конечности. Физическое насилие было продолжено кровавым наветом после убийства Хаима Арлозорова.

На сороковых годах стоит несмываемое каиново клеймо двух Сезонов – Большого (зима 1944-45) и Малого (весна-лето 1947), во время которых палачи из ПАЛМАХа ловили, пытали и выдавали британской контрразведке своих соплеменников, бойцов ЭЦЕЛя – политических соперников леваков. Эта беспримерная мерзость была продолжена новым кровавым наветом – о якобы имевшей место «резне» в деревне Дир-Ясин – и апофеозом левого предательского насилия: злодейским расстрелом «Альталены».

Развивая традицию «Сезонов», левые заплечных дел мастера из «еврейского отдела» ШАЙ – предшественника нынешнего «еврейского отдела» ШАБАКа – отличились казнью невиновного капитана Моше Тувианского, а затем похищением и зверскими пытками хайфского предпринимателя Джули Амстера (выламывали зубы, рвали ногти), из которого выбивали показания против Абы Хуши, чересчур самостоятельного (с точки зрения Бен-Гуриона) еврейского мэра Хайфы.

В пятидесятые годы демонстрации Херута против соглашения о репарациях из Германии разгонялись специально завезенными мапайными активистами (в нынешней терминологии – «титушками»). А можно ли назвать иначе чем государственным беззаконным насилием т.н. «плавильный котел», в который мапайные идеологи казарменно-барачного социализма плетьми голода и нищеты загоняли новоприбывших евреев из арабских стран? Да, у габаев, торговцев, ремесленников, раввинов и даянов из Касабланки, Тетуана, Триполи, Джербы, Александрии, Дамаска, Багдада и Тегерана была иная культура, во многом отличная от навязываемого им кибуцно-мошавного образца. Значило ли это, что привычных к шофару людей надо было непременно согнуть в бараний социалистический рог? С нормальной точки зрения – конечно, нет. Но левая подлость, обманувшая этих евреев обещаниями еврейской свободы в Земле Израиля, просто не знала (как не знает и сейчас) иного метода, кроме насилия, насилия и еще раз – насилия…

Хамским насилием над демократией стала инспирированная левым истеблишментом авантюра «соглашений Осло», за которую Страна заплатила тысячами убитых и искалеченных. Продолжатель мапайного насилия, ренегат и политический мошенник Ариэль Шарон – плоть от плоти пальмахной касты, украл голоса консервативных избирателей ради осуществления заветной левой мечты – ликвидации поселенческого движения в Газе, Иудее и Шомроне. И чем, если не насилием, следует назвать нынешнюю ситуацию, когда самовозобновляющаяся кучка левых узурпаторов в судейских мантиях раз за разом подвергает групповому изнасилованию правительство и кнессет, а с ними – и весь Израиль?

Мы с вами давно уже живем в атмосфере непрекращающегося насилия – ЛЕВОГО насилия. Насилия над демократией, над законом, над инакомыслием, над нормой, над элементарным здравым смыслом. Левые подлецы насилуют нас ломом и при этом истошно вопят о «правом насилии», о «подстрекательстве» и об атаке на «демократические институты». Об атаке? Ага, как же. До атаки ли, если наши рты заткнуты мерзким кляпом БАГАЦа, а руки-ноги крепко повязаны путами левого чиновничьего, полицейского, прокурорского истеблишмента? На практике мы не в состоянии даже пикнуть, не то что закричать… Левые узурпаторы могут не беспокоиться – гражданской войны не будет.

Гражданской войны не будет. Да что там войны – не будет и минимального сопротивления. Нынешнее нормальное консервативное большинство не просто «молчаливо» – оно обезглавлено. Поди поговори без головы! Оно четвертовано – попробуй взяться за меч, если руки обрублены по плечи! Вокруг нас – пустота. Нас некому собрать, организовать, вывести на площадь. Мы – немы. Мы – не мы.

Есть разные мнения о том, как мы дошли до жизни такой, как остались без лидеров и главарей, почему сегодня можно лишь с ностальгией вспоминать двухсоттысячные демонстрации на площади Царей Израиля, в Саду роз, в Кфар Маймоне. Кто-то возложит вину на капитулянтское руководство депутатов и раввинов МАФДАЛ, кто-то скажет о тяжелом посттравматическом синдроме Гуш-Катифа, кто-то кивнет на Ариэля Шарона, каменным шаром прокатившегося по нашим надеждам. Но вряд ли можно оспаривать решающее значение той гибельной роли, которую сыграл в процессе обезглавливания национально-нормального лагеря бессовестный ренегат, вот уже больше десятилетия восседающий в кресле премьер-министра.

Говоря, что Биньямин-палач-Амоны-Нетаниягу – несчастье для Израиля, я имею в виду прежде всего мертвые развалины, которые он оставил после себя там, где раньше кипело и бурлило живое, деятельное, крикливое, разнообразное, действенное лидерство. Это он кастрировал Ликуд, разобрал партию вязаных кип, восстановил против себя партнеров по консервативной коалиции и окончательно загнал в политическую нелегитимность самоотверженных единомышленников рава Меира Кахане, זצ”ל. Патологический лжец и манипулятор, он успешно притворился «своим» и, как хищный жук в муравейнике, пооткусывал головы воинам, выгнал потенциальных лидеров и разломал некогда крепкую, дееспособную, боевую структуру «правого» лагеря.

Хищный и решительный внутри этого лагеря, он был послушным соглашателем снаружи, блокируя любые шаги по сдерживанию левого наступления. Итог налицо: мощные левые бастионы вокруг, и мы – не мы, обезглавленные, повязанные по рукам и ногам, с кляпом во рту и ломом в заднице.

Конечно, это обратимо. Когда ренегат наконец слиняет с политической арены, на смену придут новые лидеры – не сразу, но придут. Исторический проект под названием «Государство Израиля» знал слишком много чудесных спасений, чтобы уподобить его муравейнику, который может погибнуть по вине одного брехливого хищного жука – какими бы манипулятивными талантами тот ни обладал. Прошли фараона – пройдем и это ходячее лживое несчастье.

Жаль только времени. Безумно жаль растраченного времени, разбитых судеб, потерянных земель – земель Израиля. Жаль жителей стонущего под мигрантами Южного Тель-Авива, жаль поселенцев, удушаемых замораживанием строек, жаль фермеров, чьи хозяйства разрушаются арабскими ворами, жаль ЦАХАЛ, выхолащиваемый бездарными генералами, жаль детей, индоктринируемых безумными левыми догмами. Жаль наших дорогих внуков, которым придется положить массу сил, времени и энергии для исправления того, что наворотил этот проклятый жук. Жаль тех, кому это будет стоить жизни – и остается лишь молиться, чтобы таких оказалось немного.

Но это все потом, после его ухода. А пока… Пока – гражданской войны не будет. Не будет даже минимального сопротивления. Просто покрепче сожмите зубами кляп, расслабьте онемевшие от веревок члены и изо всех сил старайтесь не чувствовать лома.

Бейт-Арье,
июль 2020

Copyright © 2022 Алекс Тарн All rights reserved.